Заводские испытания Н-102

Всё выглядело очень буднично: древняя Кострома, напоминающая бело-голубую лубочную картинку, снег на обочинах, съёжившийся и плачущий от весенних лучей, и огромная лужа, перекрывшая все подступы к заводу, и принуждающая проезжающие грузовики чинно кланяться, спотыкаясь о невидимые ухабы.

Видимо, на проходной увидели серое заводское Рено, и автоматические ворота открылись, пропустив нас. Мы вошли прямо со двора  в сборочный цех, который в прошлый раз запомнился мне пустым и просторным — но в этот раз Неман оглушил гулом, стуком, и отдалённым раздражающим звуком чего-то распиливающегося. Владимир Борисович тут же с кем-то поздоровался, кого-то спросил, куда-то заглянул — всё это быстро, по ходу, я только успевала смотреть по сторонам, и кивать, здороваясь с людьми.

Через цех вышли в «офисную» часть, тоже не пустующую. Каюсь, но если не считать людей, которых знала, запомнить удалось только инженера по охране труда Марата Мавляновича, от которого веяло порядком и каким-то уютом. Ощущение чего-то давнего и забытого, когда девочкой бегала на завод к маме…  Зашли в знакомый уже кабинет Павлова. Пока доставала камеру и готовила ноутбук, чтобы иметь возможность сбрасывать материалы, он занялся своими делами. Быстро, чётко, двумя-тремя словами решая какие-то вопросы. «Быстро и чётко» — это не дань вежливости. Тихо завидую слаженности, которую видела. Я так не умею. Всё заняло минут 10.

Решив проверить камеру, начала снимать Владимира Борисовича. «Ай, что же это… дай хоть очки надену.. хлама, правда, много — а так хоть на сайт заставкой ставь..» — шутливо засуетился, пытаясь сдвинуть куда-то что-то лишнее, нарушающее монументальность картины. 

ЛужаГенеральный директор завода Павлов В.Б.В цехе

Всё, пора. Зашёл начальник производства Дмитрий Кузьмин, и сказал, что всё готово. Снова по витым ступенькам вниз, в цех сборки металлокаркаса, где на стенде, в котором проверяют двери перед покраской, были установлены две двери Н-102. Внешне они ничем не отличаются от просто двери. Пока не откроешь… Начинаю снимать, вижу нехорошие пыльные следы на свежевыкрашенной поверхности.

— А у вас есть тряпка?

— Зачем? — удивление мужчин было искренним и непосредственным.

— э-э-э-э… ммм… ну я ведь двери снимаю, они красивыми должны быть.

Дмитрий на минуту исчез, а когда появился, протянул бе-ло-снеж-ный кусок ткани, за который было страшно взяться, не то что вытирать пыль. Но делать нечего — спиной чувствуя, что так рождаются байки о женской логике, занялась «правильным видом».

Вот…

Двери в испытательном стендеПритвор двери Н-102Вид двери в районе замков

Сразу бросилось в глаза, что швеллер взяли неслабый, и двери установлены в него «как положено», с зазорами и запениванием.

ШвеллерВид стенда изнутри

Чуть в сторонке лежали подготовленные «орудия пыток», среди которых выделялась нелепого вида штуковина, созданная для второй двери, которую решили взломать с использованием «специальных инструментов» («специальных»- это по ГОСТу). Для первой двери полагалось использовать только обычные инструмены: лом длиной 120 см, стальные клинья, ломы, монтировки, кувалда.

Инструмент для испытанийМеханическое устройство для отжима

Ну, начали. Испытатели — Виталий Рябинин и Владимир Сапогов (который в синей спецовке).

Монтировкой расширили зазор между рамой и полотном, после чего попробовали использовать первый клин. Не удобно: места мало, и клин выпадает. Взяли лом, и, расширяя зазор, вогнали его до упора. После этого ударами кувалды по лому стали отгибать противоотжимный паз вовнутрь (это я так полагаю, судя по оставшимся следам), выворачивая полотно наружу. Смещая воздействие, поочерёдно работали на уровне нижней трети притвора и выше, пока щель не стала достаточной, чтобы появился доступ к «настоящему» зазору с ригелями замков.

Отжимая полотно, вбить первый клин......теперь забить лом, пытаясь отжать полотно вперёд...теперь забить лом, пытаясь отжать полотно вперёд
Удалось выбраться из 'противоотжимного лабиринта'Взлом в районе замковЩель в зоне замков

Всё это происходило прямо во время рабочей смены, и удары кувалды не казались такими уж громкими. Рабочие это видели, но почему-то болели за дверь, а не своих товарищей (второе фото во время перерыва: Павлов делал это неоднократно, давая отдохнуть испытателям, показывая в это время завод или обсуждая результаты).

Независимые наблюдатели :)Во время перерыва

Расширив пружинящий зазор притвора ломом, в щель забили два клина. Ну, зазор есть. Нужно добираться до ригелей.

На секундомере 5 мин 22 сек времени воздействия на дверь. Реального времени работы с дверью было больше, но и этот результат не был принят за «чистое» время: по ГОСТ при использовании кувалды положено считать количество ударов, и в зависимости от её «внушительности» и способа применения зачислять за каждый удар от 1 до 4 секунд чистого времени. Владимир Борисович предложил с учётом этого уменьшить полученный результат вдвое. Согласилась, потому что такой результат был явно «невыгодным» для него.  

Появилась сквозная щельВид изнутриПоказания хронометра

По идее, появившийся зазор нужно было расширить, и работать с кромкой уже не работающего противоотжимного паза, загибая его вперёд. Хорошо, поехали.

Но Виталий почему-то сместил внимание на петлевую сторону. Осмотрел щель между полотном и коробкой, взял молоток поменьше, и попросил напарника держать его, направляя в сторону замковой стороны двери. Похоже, этого не ожидал и Павлов. Он спросил, чего можно добиться таким способом. Виталий пояснил, что так он уменьшит зазор с петлевой стороны, увеличив его в замковой. Несколько ударов — и полотно действительно сместилось, увеличив щель в замковой части. «Ладно, ладно,» — согласился Владимир Борисович, засчитав секунды в рабочее время.

Удары по петлям

Итак, испытатели оказались перед достаточно глубоко посаженной кромкой противоотжима со стороны рамы, и не желающим деформироваться полотном. Опереться, чтобы отогнуть кромку противоотжимного паза вперёд, не на что. Остаётся, сминая её всмятку, расширять зазор, рассчитывая опереться на наружный угол рамы и внутренний угол полотна. Это нехорошо, потому что потребует деформации всего притвора, а не его локальной части. Снова работают ломами и кувалдой, выворачивая полотно наружу.

Взлом Неман Н-102 продолжается...Появилась сквозная щельСквозная щель. Вид изнутри

Время: 8 минут 54 секунды. Результат: полотно подалось вперёд (по-прежнему не деформируясь), а ригели Чизы и Кербероса чуть вывернулись, цепляясь за смятую кромку паза. Ломы и клинья стали «слегка кривыми», и их приходилось иногда править. Дверь смяли насколько могли. Снова перерыв, и споры, что делать дальше. Деформировать ригели дальше, выжимая полотно вперёд, не имело смысла. Оставалось пытаться освободить ригели, отгибая смявшуюся кромку, или выбивать ригели. После неудачной попытки зацепиться о кромку рамы выбрали второе.

Будем пытаться выбить ригелиРигели нижнего замка выбиты достаточно успешноРигели нижнего замка

Ригели верхнего замка, вроде, выглядели так же. Стали выбивать — не то. Начали шутить по поводу бесплатной рекламы Керберосу — но, видимо, это было тем самым случаем, когда сыграли роль свойства замка: ригели 308 модели заходят глубже к корпус. Наверное, это было даже важнее сработавшей в замке защиты от отжима. Пришлось их деформировать, загоняя между ними клинья. С помощью забивания ригелей и лома верхний замок обезвредили. Владимир Борисович обратил внимание на то, что полотно двери начало выгибаться, пружиня под воздействием лома. 

Чистое время — 14 мин. 33 сек. Общее — больше 2 часов. 

Видны следы ударов. Попытки выбить ригели не привели к успехуСтали забивать между ними клинья

Остались простые вертикальные тяги, которыми дверь из последних сил цеплялась за коробку, решительно отказываясь открываться. К нижней из них приступили без особых церемоний, забивая лом и расширяя отверстие по той же методике, что и по отношению к ригелям замков: забивание паза вовнутрь — расклинивание и выворачивание полотна наружу.

Отжим нижнего угла полотна

В какой-то момент Виталий остановился, бросил лом под ноги и отошёл в сторону. Павлов снова предложил перекурить, шутя, каким же должен быть взломщик, если достаточно спортивный человек рук не держит. Появились шуточки вроде «ну милиция поможет, если что…», «а давайте табуретку у соседей попросим», «из зала» пошли предложения, как лучше отжимать, на что возмутившийся Виталий предложил поотжимать им самим… в общем, проехали…

Виталий Рябинин. Усталость...Виталий РябининГруппа поддержки ))

Снова взялись за нижний угол, и в какой момент наружный лист оторвался, потянув за собой притвор. Я подумала, что это всё — но в разрыве увидела направляющую под тяги. Надо же — не всё. Он давал возможности отогнуть тягу, а отогнуть его оказалось крайне неудобным из-за отсутствия точки опоры для лома. Кое-как удалось зацепить нижний профиль, отогнув его вверх, и освободить нижний угол 

Нижний угол полотна оторван, но это не всёПосле нескольких попыток удалось поддеть полотно снизу и смять его

Между делом в недрах притвора отыскался выбитый зуб ригель Кербероса со сработавшей защитой.

Ригель 308 кербероса со сработавшей защитой

Осталась верхняя тяга. Чтобы освободить её, стали забивать клинья, увеличивая зазор. Это заняло относительно немного времени: в какой-то момент дверь просто выскользнула из рамы, мягко раскачиваясь на петлях. Тут же из притвора выпала планка, крепящая внутреннюю панель (Виталий едва успел увернуться). Не выдержала, бедная…

Верхний угол полотна, забиваются клиньяНаконец дверь открыта!Результат разрушений
Отверстия, оставшиеся после выбивания ригелейТорец полотнаРезультат разрушений